Путешествия по миру
Главная » 2015 » Май » 15 » Открытие полуострова Таймыр
20:14
Открытие полуострова Таймыр
Таймыр

Леонид Круглов вместе с группой исследователей повторил маршрут экспедиции Харитона Лаптева, совершившего множество открытий, самым значимым из которых является открытие полуострова Таймыр.

Отважный путешественник Харитон Лаптев впервые установил размеры и протяженность этого полуострова, описал его рельеф, природные условия, возможности мореплавания, составил первую лоцию его берегов, уникальное географическое описание природы внутренних областей и населявших их народов.

Оставив шесть человек строить юрты, остальную команду во главе с боцманом Медведевым с пятью примитивными санями и нартой собак Харитон Лаптев послал к едва видневшимся мачтам дубель-шлюпки. Через сутки Медведев привел свой отряд обратно. На волокушах и на нартах привезли сухари, масло сливочное, две бочки вина. Два перехода почти по 30 верст туда и обратно сильно измотали людей. Многие заболели. 18 августа в журнале записано: «…ветер и великая стужа, служители за провиантом не посланы, того ради, что от натуги и худова воздуха стало больных близ половины, чтоб им дать покой, дабы не пришли все в болезнь…»

Бухта Марии Прончищевой 5 августа 2008 года Итак, наш вездеход ушел с частью груза по тундре к косе Цветкова, где будет наша основная база, через два дня мы грузимся на вертолет геологов и благодаря этой переброске сокращаем расстояние почти вполовину. Мы перевозим наши лодки по воздуху. И пытаемся на вертолете добраться до бухты Прончищевой, но попытка пробиться туда по воздуху оканчивается неудачей.

Плотный, стоящий буквально стеной туман полностью перекрывает видимость пилотам вертолета. Единственное, что удается сделать, это провести съемку — рекогносцировку с воздуха. На цифровых фотографиях, сделанных Альфой, хорошо видны обрывистые берега и… какое-то почти обвалившееся в воду старое зимовье, находящееся примерно в 30 километрах от косы Цветкова. Сделав полукруг, мы возвращаемся назад, до косы Цветкова, где стоит старый вездеход, который и будет нашей базой. Когда подойдет наш вездеход, мы будем делать попытки пройти на север либо на лодках, либо по земле…

После 15 августа 1740 в журнале записей о судне уже нет. 31 августа 1740 года пришел в движение и припайный лед, по которому спаслись служители «Якуцка». Его взломало и отнесло на 1 милю от берега. Почти все имущество и провиант были к тому времени перевезены на берег к двум тесным юртам, в которых жили потерпевшие кораблекрушение в ожидании, когда замерзнут реки и можно будет идти пешком к зимовью на реке Хатанге.

23 августа Харитон Лаптев послал геодезиста Чекина с двумя солдатами на юг к зимовьям промышленного человека Василия Созоновского, чтобы приготовить их для отдыха команды, когда она пойдет к Хатанге. Спустя два дня Чекин возвратился, так как на пути ему встретилась «губа, которая впала в море шириною около двух верст… и ходил по оной губе вверх 30 верст, не мог обойти».

Это была бухта Марии Прончищевой, открытая отрядом Харитона Лаптева при столь бедственных для него обстоятельствах. Вдающаяся в материк почти на 60 километров, эта узкая, похожая на реку бухта преградила путь на юг потерпевшим кораблекрушение и вынуждала их ждать, когда она замерзнет.

Косолапый гость 19 августа 2008 года «Медведь! — Петр вбежал в палатку, установленную прямо на крыше вездехода. — Медведь!.. Он всего в двадцати метрах от лагеря и идет прямо к нам…» Петр хватает ракетницу и выбегает наружу. Мы, одетые как попало (так как уже легли спать), высыпаем наружу тоже. Красивый белый медведь (они бывают и желтые) уверенной рысцой идет прямо на нас и, похоже, не собирается останавливаться.

Первый выстрел из ракетницы прочертил дымную полосу всего в метре слева от него, и… медведь притормаживает, усиленно нюхая воздух и поводя мордой из стороны в сторону. Но все же видно, что ему хочется продолжать исследования прямо в лагере среди палаток.Вторая ракета попадает ему почти под ноги, и только тут он бросается наутек. Победа?

Не тут-то было: медведь описывает полукруг вокруг лагеря и заходит с подветренной стороны. Мы вынуждены стрелять в воздух снова и снова, но через час это уже его не пугает — он привык к шуму и залег на землю в пятидесяти метрах от лагеря. «Он притворяется, — уверенно говорит Володя Орешков, — они всегда так охотятся на моржей — лягут где-нибудь в сторонке и притворяются спящими, пока моржи не привыкнут и не перестанут обращать внимание. Тут он и хватает зазевавшихся…»


К сожалению, мрачный прогноз начинает сбываться через три дня. Ночью, в дежурство Петра, белый сугроб оживает и решительно идет в сторону лагеря. Появление человеческой фигуры с ружьем наперевес (мы установили круглосуточное дежурство в лагере) его не останавливает.

Тогда криками Петр предупреждает остальных, мы снова выскакиваем из спальников и забираемся на старое полуразрушенное зимовье, откуда хорошо видны перемещения медведя в тумане. Выстрел действует на того отрезвляюще, и медведь ретируется в тундру, где и исчезает из виду…

Из дневника Харитона Лаптева 30 августа 1740 года Близилась арктическая зима, в тесных «юртах» — землянках, покрытых вместо крыш старыми парусами и топившихся по-черному, было холодно и сыро. Многие болели. В этих тяжелейших условиях была необходима твердая дисциплина. Однако в журнале зафиксирован только один случай дисциплинарного взыскания: утром 31 августа штурман Семен Челюскин распорядился пришить парусиновые надставки к нижним полам походных шатров, чтобы они стали вместительнее, когда будут ставиться на привалах в предстоящем походе.

Солдат Годов и матрос Сутормин от работы отказались, заявив, что «все равно померзнем, не дойдем до зимовья», за что были «штрафованы кошками». В данном случае наказание было оправдано необходимостью пресечь такие настроения.

Попытка переправиться через входную часть бухты Марии Прончищевой на плотах, построенных из плавника, не удалась, так как началось льдообразование, шла шуга. На плоту плыть уже нельзя, а некрепкий лед еще не держал человека. К месту предстоящей переправы ежедневно подвозили самодельные нарты-волокуши с провиантом, ночевать возвращались за шесть верст к юртам. Только геодезист Никифор Чекин с солдатами постоянно дежурили в шатре у «губы» и по многу раз в сутки проверяли крепость льда.

Наконец 20 сентября переправа стала возможной, и группа Чекина из девяти солдат с собачьей упряжкой, везшей продовольствие и палатку, перешла на южный берег бухты Марии Прончищевой. Они спешили добраться до ближайшего зимовья Конечного и попросить помощи.

Находка 21 августа 2008 года «Льды отогнал ветер, — этими словами Юра Веселянский разбудил нас, — море чистое — можно попытаться пройти на север на лодке». Мы спешно собираем снаряжение и продукты для поездки на север. Собираем из расчета, что едем на неделю.

В здешних местах по-другому нельзя — выезжая на один или два дня, бери запас на две недели — это закон в здешних местах с резко меняющейся погодой. Несмотря на риск — ведь льды могут вернуться назад к берегу в любой момент, — решаем ехать. Другой такой возможности может и не представиться.

Решено, что первый рейс мы совершим на десять километров, — до ближайших отвесных скал, чтобы обогнуть их и посмотреть, что там за ними, разведать ледовую обстановку за мысом. «Чисто! Льдов нет — их все отжало на восток…но опасность велика, так как они подобны пружине, отжатой силой ветра и могущей распрямиться обратно в любой момент», — считает Петр, сидящий на руле.

Решаем, что Юрий Веселянский и Егор Тулновский едут на лодке до зимовья, которое мы видели с воздуха, и попытаются обследовать его с металлоискателем. Договариваемся держать связь по спутниковому телефону каждые четыре часа.

Вечером приходит первое сообщение: «Дошли до зимовья, высадились с трудом — берег крутой и сильные волны, но риск того стоил: в зимовье обнаружены старинные предметы». Поздно ночью мы рассматриваем находки — старинное копье, крест, кольцо, похожее на найденное в зимовье на реке

Блудной, и бусину. Судя по внешнему виду, предметы могут относиться к XVIII веку. Послесловие. Исследования Великой Северной экспедиции не закончены. В 2010-м и 2011 годах планируется пройти на современных экологически безопасных вездеходах вдоль восточного побережья Таймыра, исследуя места предполагаемых зимовок экспедиции Лаптева (и особенно его аварийный лагерь). Возможно, удастся также определить точное место затопления корабля «Якутск» и обследовать морское дно (если позволит ледовая обстановка) в том месте глубоководными аппаратами. По мнению многих исследователей, корабль лежит на дне и должен был сохраниться до наших дней. Вот это была бы находка!

Когда Харитон Лаптев, который служил на Балтике, узнал, что в Камчатскую экспедицию требуются офицеры, он в ноябре 1737 года подал прошение императрице Анне: «Понеже ныне в Камчацкой экспедиции есть ваканцыи… прошу меня от флота лейтенанта пожаловать и послать в вышереченную экспедицию…»


В декабре 1737 года сенат разрешил продолжить исследования в Северном Ледовитом океане с условием непременного завершения описи его берегов.

Вторая Камчатская, или, как ее еще называют, Великая Северная экспедиция работала в течение 10 лет. На небольших парусных судах, а когда лед не позволял плавать — на собачьих упряжках или оленях исследователи объехали северные и восточные берега России, составили первые достоверные карты, основанные на астрономических пунктах. Неимоверные трудности и лишения выпали на долю участников Великой Северной экспедиции. Многим не суждено было вернуться: умер от голода и холода командор Витус Беринг на одном из открытых им Командорских островов; от цинги умерли начальник Ленского отряда Василий Прончищев и его жена Мария, начальник Ленско-Колымского отряда Питер Ласиниус, десятки солдат и матросов.



Категория: Таймыр | Просмотров: 1294 | Добавил: TraveLoger | Рейтинг: 0.0/0


Похожие статьи про путешествия


Последние статьи про путешествия




Всего комментариев: 0
avatar